Работа наш дом

Работа наш дом

Обычно в нашей рубрике «Семейная повесть» супруги вдвоем рассказывают о своей семье. Вам придется «отдуваться» одной. Марианна, расскажите, как вы познакомились с мужем?

- С Василием Борисовым мы познакомились на рабочем месте, когда работали на НТВ. Долгое время сидели в одной комнате за соседними столами. Я за пределы рабочего места, и тогда и сейчас, выхожу крайне редко. Это типичный стиль поведения для любого трудоголика. Ну, и у нас начался типичный служебный роман, который закончился крайне нетипично, свадьбой. Брак оказался продолжительным пошел пятнадцатый год, как мы вместе. И мы счастливы. Без всякого пафоса скажу, что все телевизионщики очень много занимаются работой, и вполне закономерно, что редакция становится нашим домом. Таких романов было много у моих коллег. И свадьбы были. Правда, не все сумели сохранить свои отношения. Но вот с двумя парами с НТВ мы до сих пор дружим.

- Советуетесь ли вы с мужем? Дает ли он вам советы как бывший телевизионный журналист? – Раньше мы с Василием были в одной профессии, потом он сменил работу и из практической журналистики перешел в пиар. Теперь занимается связями с общественностью, хотя, конечно же, прекрасно знает и разбирается в том, чем занимаюсь я. Да и я кое-что понимаю в его бизнесе.

- Когда супруги все время вместе, и дома, и на работе, наверное, им непросто. Удается ли сохранять свежесть чувств, делаете ли вы друг другу подарки?

- Человек на протяжении всей своей жизни развивается, меняется. Меняются и его ощущения. Отношения двух близких людей проходят через много этапов. И дело не в том, какие подарки мне делает муж или что ему подарила я. Еще ни одной паре не помешал поход в ресторан или романтический ужин при свечах. Но главное все-таки не в этом. А то, что нам друг с другом интересно. Интеллектуальное совпадение для меня гораздо важнее, чем подсчеты, когда он мне последний раз дарил цветы. Хотя это тоже важно. В наших отношениях есть все.

- Как часто вам удается где-то бывать вместе?

- Это редчайший случай! Мы все и я, и Василий, и наша дочь Саша очень занятые люди. Когда выбираемся вместе на какое-то мероприятие, то оно должно быть «со смыслом» например, театральная премьера, которую мы все хотим посмотреть. Сама стараюсь не пропускать интересные встречи. Хожу на кинопремьеры, в театр. Бываю в тех местах, где могу встретиться со своими друзьями. Там можно пообщаться, что-то обсудить, понять, как это принято теперь говорить, тренды сезона.

- Расскажите немного о своих родителях. Кто они?

- Я ранний ребенок. Спасибо родителям, что они на меня не давили, не унижали, не ругали при посторонних. Всегда защищали. А дома могли всыпать. Они меня не ругали, а старались договариваться. Они для меня и моей младшей сестры создали ощущение дома защиты, стены. Наверное, поэтому я до сих пор с ними дружу. Мама у меня филолог, папа инженер по первому образованию. Позже стал заниматься экономикой, теперь бизнесом автоматизированной системой управления логистикой. Он один из первых специалистов в этой области. С самого детства было понятно, что я гуманитарий. И они мне не препятствовали. Что еще о себе, маленькой? Никогда не ассоциировала себя с литературными героинями, не влюблялась в артистов. Не обклеивала свою комнату фотографиями солистов «Ласкового мая»… И была не из тех пай-девочек, которых где оставишь, там и найдешь.

- А как у вас с дочерью строятся отношения? Они доверительные или существует некоторая дистанция?

- Я стараюсь с ней договариваться, общаться и дружить. И знать, что происходит в ее жизни. Я все-таки старше, опытнее на целых двадцать лет. Когда-нибудь она по опыту догонит меня, потому что растет и развивается. И я готова буду с ней разговаривать на равных, но позднее. А пока дистанция должна присутствовать. Я, например, не могу представить, что я повышаю на свою маму голос или топаю ногой. С такими привычками ребенку придется тяжело при адаптации во взрослой жизни. Такие отношения между взрослыми и детьми не смогут потом трансформироваться в доверительные, дружеские. Для меня, как для матери, важно, чтобы таких последствий не было.

- Как вы делите ваши обязанности по дому?

- У меня прекрасно готовят муж и дочь. Я к плите не подхожу и не считаю это чисто женской обязанностью. Встречаются же такие люди, которые терпеть не могут мыть посуду! А я не люблю готовить. Между прочим, лучшие повара это, как правило, мужчины. Зато психика женщины устроена так, что она помнит одновременно и о крупных хозяйственных делах, и о мелких. А мужчины не будут так глубоко «погружаться» в домашнее хозяйство. И оно будет разваливаться. Мне все домашние дела, кроме готовки, даются легко, и я не раздражаюсь.

- Как часто вам удается заниматься домашним хозяйством при вашем рабочем графике?

- Я, как любая работающая мама, всегда стараюсь использовать даже самую маленькую возможность побыть с семьей.

Нон-стоп без гламура

- Вы все о работе, да о работе… Удается ли вам хоть иногда отключаться от нее? Или ваша профессия требует максимального внимания и постоянно держит вас «на коротком поводке»?

- Нет, практически не удается. Я работаю в системе нон-стоп. И в таком режиме тружусь уже очень много лет. Так что это привычка. Чтобы готовить еженедельную телевизионную программу, необходимо всегда быть в курсе происходящего. Иногда бывает так: какое-то одно сообщение пропустил, а потом программа из-за этого выглядит неполной. Я очень часто работала и 31 декабря. Например, в тот день, когда Борис Ельцин объявил 0 своей отставке. Нужно было рано утром 1 января вести незапланированный выпуск новостей. За день до этого мы праздновали у нас дома с шумной компанией друзей, и утром на меня смотрели, как на сумасшедшую, когда все ложились спать, а я делала компрессы, чтобы хоть как-то привести себя в норму и пойти на работу. Я никогда не отключаюсь полностью от информационного потока, психологически это, конечно, тяжело. Но это не только моя проблема, а любого журналиста, который работает в информационной редакции.

- Сегодня вы ведете аналитическую программу, выражая позицию, отличную от официальной точки зрения. Не страшно?

- Мне часто задают этот вопрос. И еще чаще спрашивают: когда же вас закроют? Я, честно говоря, я не знаю, как на это реагировать. Не потому, что я боюсь, что нас закроют, или ожидаю этого. Просто меня смущает готовность людей к такому повороту событий: что человек со своей позицией, с другим мнением, отличным от официального, непременно будет наказан, что за инакомыслие должна последовать расплата. Это означает, что, несмотря на все годы перестройки, изменения в общественной среде, в СМИ, люди помнят свой давний советский страх, увы, укоренившийся в сознании. Это очень опасно в стране, где нет традиции демократии, а период свободы – очень небольшой по продолжительности. Что касается профессии, политическая журналистика сейчас находится в глубоком кризисе, и это понимают не только мои коллеги, но и зрители. Новостные программы на телевидении лично у меня не вызывают интереса, так как все предсказуемо. Я понимаю: что, как и где мне расскажут. В «Неделе» мы стараемся работать, как привыкли. Почему нам разрешают это делать, оставили ли нас сознательно, подтверждая плюрализм мнений? Не знаю.

- Давайте поговорим не о политической журналистике. В нашу жизнь вошло такое понятие, как «гламур». Всем хочется, чтобы было красиво, ухожено-приглажено. А вы как к этому относитесь?

- Это нормальный и закономерный этап развития общества. Совсем не так давно было время, когда все жили в одинаковой нищете, кроме разве что партийной и хозяйственной элиты. Они лучше одевались, питались, ездили за границу. Кто-то называет это время застоем, кто-то стабильностью, кто-то стагнацией. Недаром Россию называют страной с непредсказуемым прошлым. Конечно, после 90-х годов, после коренного слома этой системы, когда общество искало себя, переживая глобальные изменения, наступил очередной этап. В любом случае, переход нормальное явление. Смотреть на больных и несчастных не очень хочется. У них самих этого хватает сполна. И они поддаются искушению подсматривать в замочную скважину: косточки перемыть, возмущаться, ненавидеть тех, кого считают героями гламура. Ну, или постараться что-то повторить, подражая им, как Эллочка-Людоедочка в борьбе с Вандербильдихой у Ильфа и Петрова. С одной стороны, это идет сверху: лучше показывать какие-нибудь шоу, концерты, чем говорить о проблемах общества. Потому что это безопаснее. А с другой есть желание аудитории, чтобы им это называли. Одно совпало с другим. «Меняя картинку»

- Сегодня многие известные люди принялись кататься на коньках, вращаться под куполом цирка… А вы в эти «игры» играете? Недавно мне торжественно вручили телевизионную премию «Лидер года». Название обязывает. Я была удивлена: честно говоря, мне-то как раз казалось, чтобы стать лидером, нужно кататься на льду, выступать в цирке, высаживаться на необитаемом острове, петь, жонглировать. В нашей профессии сегодня больше востребованы шоумены, люди, которые ведут развлекательные программы. Я вовсе не собираюсь бросать в них камни. Это тоже нужная работа. И наше телевидение за последнее время многое приобрело именно в развлекательном жанре. Что касается меня, то я участвовала в 1998 году вместе с коллегами с НТВ в соревнованиях в передаче «Форт Баярд». Мы были первой российской командой, которая приехала во Францию. Хотела, было, отказаться, ведь в то время мы ездили в горячие точки, брали интервью у серьезных политиков и тут вдруг какое-то шоу! Не попрыгать ли вам со стены и не влезть ли в банку с пауками?.. Мы попытались отказаться. Но руководство сказало: надо. Объяснив, что это командная игра и мы представляем не себя лично, а всю телекомпанию. И мы поехали. Вернулись и в одночасье стали знаменитыми. Я впервые ощутила на себе силу массового искусства. Ты вдруг понимаешь, что зрелище смотрела подавляющая часть аудитории страны. Когда к тебе подходят на улице и говорят: «Мы за вас всей тюрьмой болели!» Я не шучу! Это дорогого стоит.

- На работе вам, как и любой ведущей, приходится соблюдать дресс-код. А дома как предпочитаете одеваться? Как отличается ваша одежда от той, в которой вы выходите в эфир, и той, в которой вам уютно?

- Как вы понимаете, шить эксклюзивную одежду или внимательно относиться к своему имиджу,-времени нет. В магазине покупаю то, что продают. Честно говоря, на деловой стиль у меня уже выработалась аллергия. Новости я веду 12 лет, для них покупалась, как правило, верхняя часть одежды, то есть пиджак. И их в моем шкафу скопилось уже больше пятидесяти. А теперь я веду программу, в которой меня видно в рост, так что приходится покупать костюм. Я работаю в достаточно консервативном жанре, и рюши, воланы, которые весьма женственны, по определению мне не походят. Все, что будет чересчур, будет раздражать зрителя. И он выключит телевизор. Мой цвет волос тоже продиктован практическими соображениями. Светлые волосы на экране смотрятся лучше и приятнее для восприятия. Я доверяю стилисту канала, который меня стрижет и красит перед эфиром. После эфира я с удовольствием избавляюсь от униформы и облачаюсь в свитера, брюки или джинсы в ту повседневную одежду, в которой мне уютно. Хотя, думаю, в этом не оригинальна. Любой человек, приходя домой, скидывает с себя «спецовку» и влезает в демократичные джинсы.

- Часто ли ездите по миру? И где любите бывать? – Если мне удается куда-нибудь выбраться и поехать хотя бы в командировку, я радуюсь. Иногда нужно «менять картинку» это полезно. Объездила почти всю Россию. Выезды в регионы не могу назвать «встречей с прекрасным». Но это нужно для понимания того, где ты живешь. В России много часовых поясов, и везде люди с разным менталитетом, с разным укладом, культурным кодом, архитектурой, кухней, традициями. С разными взаимоотношениями между людьми и властью, наконец… Эти поездки бывают более интересными, чем любой выезд за границу. Они дают больше пищи для ума. С большим удовольствием я езжу и в европейские страны. Италия это то место, где мне хорошо, я хожу по музеям, магазинам и ресторанам с одинаковым удовольствием. Поехать куда-нибудь в отпуск с семьей-это огромное событие для меня. Опять же из-за нашей загруженности работой.

- Хватает ли вам времени на чтение художественной литературы?

- Мои родители приучили меня читать с детства. Я слежу за всеми новинками. И за своими любимыми авторами и даже слежу за нелюбимыми авторами. И это тоже элемент профессии. Я должна знать, что востребовано массовой аудиторией. Если автор считается классиком и его книги перечитываются из поколения в поколения, в этом что-то есть. Если говорить о моих личных пристрастиях, то это исторические книги. Без знания истории никто не может считать себя образованным человеком. Чтобы понимать, что происходит сейчас, нужно знать, что было вчера, нужно знать, как это трактуют. Есть такая шутка: Россия страна с непредсказуемым прошлым. И современные баталии вокруг учебников истории, лишнее этому подтверждение. Читаю мемуары. Лучше знаю русскую историю, нежели иностранную, но все время стараюсь восполнить этот пробел.

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Еще не оценили)
Загрузка ... Загрузка ...

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: